Разделение бизнеса оптимизация налогообложения
Pravohelp21.ru

Юридический портал

Разделение бизнеса оптимизация налогообложения

ИП на упрощенке открыл ООО. Это дробление бизнеса?

Я предприниматель на УСН «доходы минус расходы», у меня розничный интернет-магазин. Чтобы продавать товары организациям с НДС, я дополнительно открыл ООО на общем режиме, где являюсь и учредителем, и директором.

Будет ли это считаться дроблением бизнеса с точки зрения налоговой инспекции?

Денис, это раньше налоговики заведомо считали любую форму разделения бизнеса схемой. Сейчас ситуация меняется.

Еще в начале 2019 года ФНС велела налоговым инспекциям на местах исключить необоснованные претензии к разделению бизнеса, которое не направлено на злоупотребления. Поскольку вообще-то выбор и изменение бизнес-структуры — это исключительное право налогоплательщика.

Так как вы ИП на упрощенке, вы можете выставлять своим покупателям на ОСН счета-фактуры с НДС. Минфин неоднократно подтверждал, что в этом случае контрагенты ИП на упрощенке могут принять к вычету входной НДС в общем порядке.

Упрощенец же, со своей стороны, должен уплачивать весь полученный от клиентов НДС в бюджет, причем единым платежом за квартал, а не тремя платежами, а потом сдавать электронную НДС-декларацию через спецоператора.

Видимо, вы вдумчиво сопоставили все за и против и решили все же создать для работы с НДС отдельное ООО. Поэтому дальше я сосредоточусь только на том, когда дробление правомерно, а когда нет.

Признаки фиктивного дробления бизнеса

Скажу сразу: само по себе дробление бизнеса закону не противоречит, если оно имеет под собой реальную деловую цель и необходимо для достижения определенного экономического эффекта. А вот когда бизнес дробится искусственно, только для того, чтобы платить меньше налогов, это уже злоупотребление.

На искусственное дробление, по мнению ФНС, могут указывать следующие обстоятельства:

  1. Компания, применяющая ОСН, разделилась на несколько мелких фирм, в результате чего показатели деятельности материнской и/или созданных компаний позволили им применять спецрежимы — УСН или ЕНВД.
  2. В результате дробления бизнес в целом расширился, а вот налоговая нагрузка всех участников схемы либо не изменилась, либо и вовсе уменьшилась.
  3. Фирмы или ИП, участвующие в схеме, были созданы непосредственно перед расширением производственных мощностей и/или увеличением численности работников.
  4. Участники схемы занимаются одинаковой деятельностью, а также несут друг за друга расходы.
  5. Участники схемы прямо или косвенно взаимозависимы. К примеру, их связывают родственные отношения, участие в органах управления, служебная подконтрольность.
  6. Персонал перераспределен между участниками схемы формально, без изменения должностных обязанностей.
  7. У вновь созданных подконтрольных фирм и ИП нет ни собственных производственных ресурсов, ни оборотных средств, ни кадров.
  8. Единственным поставщиком или покупателем у одного участника схемы является другой ее участник. Либо поставщики и покупатели у всех участников схемы общие.
  9. Бухучет, кадровое делопроизводство, подбор персонала, поиск поставщиков и покупателей и работу с ними, юридическое сопровождение, логистику для всех участников схемы ведут одни и те же лица.
  10. Такие показатели деятельности, как численность персонала, занимаемая площадь и размер получаемого дохода, близки к предельным значениям для применения спецрежимов.

Как правило, налоговики и суды усматривают фиктивность дробления бизнеса, если имеют место сразу несколько названных признаков. Но их критическая масса в каждом конкретном случае будет оцениваться отдельно. Точно можно сказать только одно: наличие таких признаков — это серьезный повод для налоговой проверки.

Если дробление признается искусственным, то основное последствие — это пересчет налоговых обязательств, как правило, со спецрежима на общий режим. То есть инспекторы пересчитают налоги так, как если бы фиктивно раздробленный бизнес был оформлен на одно лицо.

Фиктивное дробление на конкретных примерах

В Краснодарском крае работало 11 компаний, входящих в известную международную сеть ресторанов быстрого питания. Все эти компании были учреждены одним человеком, который ими и управлял. С даты постановки на учет они применяли УСН «доходы», а также вмененку по оказанию услуг общепита.

При этом новая компания регистрировалась, как только число работников в предыдущей приближалось к 100. Были и другие признаки, говорящие о формальном разделении:

  1. Расчетные счета всех компаний были открыты в одном банке.
  2. Все организации входили в Клиент-банк с одного IP-адреса.
  3. Право подписи банковских документов одной фирмы было предоставлено работникам, оформленным в других фирмах.
  4. Мебель, торговое оборудование и продукция свободно перемещались внутри компаний без оформления сделок купли-продажи, аренды и т. п.
  5. Входящая корреспонденция для разных фирм регистрировалась в одном журнале с единой сквозной нумерацией.

Судьи поддержали вывод налоговиков о том, что фактически деятельность вела одна организация, только формально разделенная на самостоятельные фирмы, которые применяли спецрежимы. В итоге той компании, где велась налоговая проверка, доначислили налогов и штрафов более чем на 10 млн рублей.

В Сахалинской области ИП на ЕНВД занимался розничной торговлей продуктами. Он арендовал в магазине часть торгового зала площадью 150 м². Общая площадь зала была 381 м². Помимо ИП, в зале вели торговлю еще одна фирма-арендатор и сам собственник магазина — тоже ИП.

Напомню, что вмененку можно применять, в частности, для розничной торговли через магазины и павильоны, где площадь торгового зала не превышает 150 м² по каждому торговому объекту.

Налоговики в ходе проверки предпринимателя посчитали, что он не вправе применять ЕНВД, так как фактически ведет торговлю на площади всего торгового зала. Вот аргументы налоговой:

  1. Арендованные площади никак не были обособлены друг от друга в торговом зале.
  2. У магазина общая вывеска и единый режим работы.
  3. В магазине общий вход и выход и общая кассовая зона. За реализуемые в магазине товары покупатели могли рассчитаться на любой кассе. Кроме того, все кассиры являются работниками одной организации.
  4. Складские помещения не разграничены по принадлежности кому-то конкретно, все хранящиеся там товары перемешаны.
  5. Все торгующие в магазине лица — взаимозависимые: собственник магазина является директором и единственным владельцем фирмы-арендатора, а также отцом ИП.

Суды всех трех инстанций согласились с ИФНС, что арендованные площади торгового зала не были самостоятельными торговыми точками. Поэтому ИП незаконно применял ЕНВД. Итог неутешителен: почти 40 млн рублей налоговых доначислений и пеней.

Когда дробление бизнеса оправданно и законно

Дробить бизнес законно, когда это действительно преследует деловую цель. Вот примеры таких целей, упоминавшихся в судебных решениях:

  1. Расширение рынка сбыта за счет покупателей, заинтересованных в наличии в цене НДС.
  2. Оптимизация бизнес-процессов, в частности путем разделения торговли на оптовую и розничную.
  3. Необходимость время от времени регулировать численность персонала. Так, компания, владевшая сетью санаториев, создала подконтрольное ООО и заключила с ним договор аутсорсинга на предоставление специалистов. Это позволило в межсезонье оперативно распределять сотрудников в те санатории, которые нуждались в персонале, вместо того чтобы ежегодно набирать, а потом сокращать работников. Кроме того, перевод сотрудников в новую компанию помогал снизить расходы на оплату труда, поскольку не нужно было платить пособия, положенные при увольнении.

В споре между ИФНС и аптечной компанией, которая разделила на три фирмы свою деятельность по розничной продаже фармацевтических и сопутствующих товаров, деловых целей было сразу несколько:

  1. Увеличение объема продаж непрофильного товара, снижение собственных издержек, связанных с продажей такого товара.
  2. Улучшение управляемости персоналом путем перевода малоквалифицированных работников в другую фирму.
  3. Подготовка аптечного бизнеса к продаже по частям, в частности из-за ухудшения здоровья основного учредителя.

Денис, в вашем случае деловая цель разделения бизнеса очевидна. Это увеличение числа покупателей за счет юрлиц, заинтересованных в наличии НДС в цене. Да и налоговая выгода не прослеживается, ведь общережимное ООО будет платить дополнительные налоги — как минимум НДС и налог на прибыль.

Однако кроме наличия деловой цели налоговики и суды будут оценивать правомерность разделения бизнеса и по другим признакам, в частности:

  1. Ведут ли взаимозависимые компании и/или ИП реальную деятельность.
  2. Насколько они самостоятельны, в том числе располагают ли аффилированные лица собственными финансами.

Все это вам тоже надо учитывать.

Если у вас есть вопрос о личных финансах, правах или законах, пишите. На самые интересные вопросы ответим в журнале.

Дробление бизнеса: ФНС теперь разрешает или нет?

Во всем мире разделение бизнеса на несколько структурных единиц является законным: с целью более эффективного управления, дробления бизнес-процессов, отделения торговли от производства, уменьшения рисков и с иными целями, которые делают бизнес более удобным или доходным для предпринимателя.

Налоговики всегда видели в дроблении только незаконную выгоду

Будто бы предприниматели, когда разделяют бизнес, искусственно распределяют выручку на подконтрольных взаимозависимых лиц, которые применяют специальные налоговые режимы (ЕНВД и УСН).

Тем самым бизнесмен незаконно уменьшает налоговую нагрузку за счет неуплаты НДС, налога на прибыль и налога на имущество организаций.

Остальные участники схемы якобы лишь имитируют предпринимательскую деятельность и подконтрольны основному обществу.

Свежее письмо ФНС

В конце обзора признается, что все же само по себе разделение бизнеса — не преступление, и может является способом оптимизации предпринимательской деятельности.

И только при наличии у налогового органа доказательств того, что проверяемый налогоплательщик намеренно применял схему дробления для уменьшения налоговых обязательств, может быть признанно «незаконной налоговой оптимизацией».

ФНС указывает, что исчерпывающего перечня, свидетельствующего о формальном дроблении бизнеса нет, в каждом случае доказательства должны отражать субъективный характер дела.

Но рекомендует налоговым органам руководствоваться следующими общими признаками создания формальных отношений и выявления согласованности между участниками сделки (по сути,это перечень типичных ошибок налогоплательщика при налоговом планировании дробления).

Нет деловой цели

  • наличие факторов взаимозависимости участников схемы дробления бизнеса.

На практике этот важный маркер всегда привлекал повышенное внимание контролирующих органов.

Выяснив факт взаимозависимости, налоговики начинали анализировать финансово-хозяйственную деятельность участников схемы на предмет наличия признаков получения необоснованной налоговой выгоды.

  • применение схемы дробления бизнеса привело к тому, что налоговые обязательства участников схемы не увеличились или остались неизменными, а сама экономическая деятельность укрупнилась.

Данные бухгалтерского учета налогоплательщика с учетом вновь созданных организаций могут указывать на снижение рентабельности производства и прибыли.

  • в схеме есть выгодоприобретатель — лицо, которое фактически управляет деятельностью схемы и ее участниками.
  • участники схемы осуществляют аналогичный вид экономической деятельности.
  • создание участников схемы в течение небольшого промежутка времени непосредственно перед расширением производственных мощностей и/или увеличением численности персонала.
Читать еще:  Выбор режима налогообложения для ИП

Показатели деятельности, такие как численность персонала, занимаемая площадь и размер получаемого дохода, близки к предельным значениям, ограничивающим право на применение специальной системы налогообложения.

Подконтрольность участников схемы

  • отсутствие у подконтрольных лиц, принадлежащих им основных и оборотных средств, кадровых ресурсов.
  • использование участниками схемы одних и тех же вывесок, обозначений, контактов, сайта в интернете, адресов фактического местонахождения, помещений (офисов, складских и производственных баз и т.п.), банков, в которых открываются и обслуживаются расчетные счета, контрольно-кассовой техники, терминалов, одни и те же представители по доверенности и т.п.

Наличие единых для участников схемы служб ведения бухгалтерского учета, кадрового делопроизводства, подбора персонала, поискапоставщиков и покупателей, юридического сопровождения, логистики и т.д.

Формальное перераспределение между участниками схемы персонала без изменения их должностных обязанностей.

  • единственным поставщиком или покупателем для одного участника схемы дробления бизнеса является другой ее участник, либо поставщики и покупатели являются общими.
  • распределение между участниками схемы поставщиков и покупателей, исходя из применяемой ими системы налогообложения.
  • несение расходов участниками схемы друг за друга.

Хорошая новость для налогоплательщиков

ФНС обязала налоговые органы определять налоговую базу с учетом не только полученных участниками схемы доходов, но и понесенных ими расходов. А также внимательнее относиться к методу расчета налоговых обязательств.

ФНС не указывает, какой именно метод применять и как, но рекомендует налоговым органам четко обосновывать применение той или иной налоговой ставки и в обязательном порядке обеспечивать наличие в акте и решении подробного расчета, объясняющего методику производимых доначислений налогов проверяемому налогоплательщику.

И самое главное — учитывать при расчете возражения налогоплательщика относительно правильности расчетов с учетом подтверждающих документов.

Как себя обезопасить

  • наличие реальной экономически обоснованной цели, деловой логики, которая в идеале должна привести к положительному экономическому эффекту, выраженному в увеличении прибыли или снижении затрат или снижении риска получения убытков;
  • наличие реальной самостоятельности участников бизнес-схемы и наличие реальной возможности ведения ими предпринимательской деятельности.

При соблюдении этих правил предпринимателисмогут доказать свое право дробить бизнес, например для разделения клиентов компании на обслуживание физических или юридических лиц, на опт и розницу, с целью создания нового бренда или разработки новых видов деятельности, выделения производства и сбыта.

Позволит ли дробление бизнеса законно оптимизировать налоги?

Автор: Екатерина Гостева
налоговый консультант

В рамках проектов по налоговому планированию нам часто приходится прибегать к такому инструменту законной оптимизации, как дробление бизнеса на несколько юридических лиц. Помимо безопасного снижения налогов, это позволяет решить многие другие, не менее важные для бизнеса, задачи: от диверсификации рисков, связанных с недобросовестными поставщиками, до защиты активов компании от налоговиков и кредиторов в случае непредвиденного банкротства.

Сегодня мы расскажем о том, как безопасно ввести в структуру бизнеса несколько юридических лиц, применяющих «упрощенку», в целях снижения налоговой нагрузки компании – так, чтобы налоговики не увидели в дроблении бизнеса признаков схемы и не взялиись доказывать умысел руководства компании с целью привлечь к уголовной ответственности.

При наличии каких признаков налоговики должны рассматривать дробление бизнеса как схему ухода от налогов, говорится в письме ФНС от 13.07.2017 № N ЕД-4-2/13650@ .

Официального прямого запрета на дробление бизнеса нет. А для лиц, его практикующих, в УК РФ не предусмотрено статьи. Между тем риск нарваться на претензии ИФНС и попасть на доначисления в последние годы существенно вырос. Дело в том, что в августе 2017 года вступили в силу поправки в Налоговый кодекс РФ, которые серьезно ограничили возможность применения определенных способов снижения налогов. Они коснулись и дробления бизнеса. Подробнее об этом читайте здесь >>>

По каким признакам инспекторы обнаружат дробление бизнеса?

Если компания уже находится на «упрощенке», но объем выручки вот-вот превысит допустимые лимиты – велик соблазн открыть еще одно юридическое лицо с таким же видом деятельности, теми же учредителями и по тому же юридическому адресу, чтобы продолжить вести бизнес на льготных налоговых условиях.

Либо владельцу компании с общей системой налогообложения может прийти в голову здравая мысль разделить свой бизнес на два идентичных юридических лица с УСН, уложив выручку по каждому из них в законные лимиты и тем самым обеспечить снижение налоговой нагрузки.

Так вот. И в том, и в другом случае подобный «лобовой» путь будет являться незаконным, поскольку очевидна цель – намеренное снижение налогов. В последнее время налоговые инспекторы успешно доказывают неправомерность такого подхода в судебном порядке.

Какую выгоду дает «упрощенка»?

Рассмотрим на конкретном примере, на сколько же можно снизить налоги путем замены одного юрлица на НДС двумя отдельными фирмами, работающими без НДС (т.е. применяющими «упрощенку»).
Допустим, выручка компании – 100 млн руб. / год. А ее расходы за тот же период составили 65 млн руб. (с НДС).
В этом случае за год компания должна отдать в государственную казну следующие суммы:

  • 5,83 млн руб. в виде налога на добавленную стоимость;
  • 5,83 млн руб. в виде налога на прибыль.

Итого, суммарная налоговая нагрузка компании из нашего примера составит 11,66 млн руб./год или 14% от выручки (очищенной от НДС). Теперь предположим, что данная компания разделилась на две фирмы, каждая из которых применяет УСН. При аналогичных показателях нам придется заплатить в казну следующие суммы:

  • 5,25 млн руб. или 5,25% от выручки (если применяется режим УСН-15);
  • 6 млн руб. или 6% от выручки (если применяется режим УСН-6).

Таким образом, отказавшись от фирмы на НДС, мы снизим налоги:

  • в 2,2 раза – при дроблении бизнеса на 2 фирмы с УСН-15;
  • в 1,9 раза – при дроблении бизнеса на 2 фирмы с УСН-6.

При дроблении бизнеса с целью снижения налогов необходимо соблюдать важнейшие правила безопасности.

Правило безопасности № 1. Никакого стихийного открытия новых компаний

Оптимизация налогов – это проект. И, как любой проект, он требует грамотной предварительной подготовки и оценки возможных последствий. Поэтому первое, что важно понять, – это число участников новой бизнес-структуры.

Лучше исходить из прогнозного размера выручки на ближайший год. Это позволит правильно рассчитать – сколько новых юрлиц на «упрощенке» потребуется и поможет избежать бессистемного открытия новых ООО, как только показатели одного из них приблизятся к лимитам.

Правило безопасности № 2. Никакой аффилированности юридических лиц

Неизбежное подозрение в незаконном снижении налогов и совершении налогового преступления у ИФНС возникает, если у нескольких юридических лиц на «упрощенке» один и тот же генеральный директор или учредитель. Чтобы это увидеть – инспекторам достаточно получить информацию из открытых источников (например, из выписки ЕГРЮЛ).

Конечно, взаимозависимость участников сама по себе не является доказательством получения необоснованной налоговой выгоды и ухода от налогов. Но в большинстве случаев такая ситуация является поводом для тщательной налоговой проверки. И уже в рамках проверки инспекторы начнут копать вглубь и смогут доказать взаимосвязь между юр.лицами в целях налоговой оптимизации, если:

Организации плотно взаимодействуют между собой на нерыночных условиях. Например, для пополнения оборотных средств, одна компания предоставляет беспроцентные займы другой или продает ей товары по цене более низкой, чем у внешних контрагентов.

В целях безопасности, необходимо избегать пересечений в деятельности, таких как выдача займов друг другу, перепродажа товаров, работ или услуг. То есть чисто внешне деятельность компаний должна иметь независимый характер.

Либо взаимосвязь компаний должна быть убедительно обоснована деловыми задачами (см. ниже – «Правило безопасности №3»)

В компаниях оформлены одни и те же сотрудники. Как правило, в фирмы, созданные для распределения выручки, не нанимаются новые сотрудники. Финансовые документы подписывают те же менеджеры, что и в смежных организациях. Чаще всего они оформлены по совместительству, что недвусмысленно доказывает взаимосвязь компаний.

В целях безопасности, в каждой компании должен быть свой (пусть маленький) штат сотрудников, которые не будут оформлены по совместительству в других организациях группы.

Компании обслуживает одна и та же штатная бухгалтерия. Зачастую, несмотря на наличие нескольких, казалось бы, самостоятельных юридических лиц, финансовый учет по ним ведется одной и той же бухгалтерской службой, которая входит в инфраструктуру главной компании. При этом очевидно, что основным видом деятельности данной компании является продажа товаров или оказание услуг, а не ведение бухгалтерского учета.

Это дает инспекторам повод считать, что именно данная компания является центром принятия решений и в действительности функционирует только она одна, а остальные существуют для экономии налогов. Чтобы защитить свой бизнес от претензий налоговой – достаточно передать бухучет сопутствующих юрлиц на аутсорсинг в специализированную бухгалтерскую компанию

Правило безопасности №3. Разделение бизнеса необходимо обосновывать деловыми целями

Если без аффилированности никак не обойтись, то при внедрении в инфраструктуру бизнеса нового юрлица необходимо иметь четкое представление о том, какую бизнес-цель оно будет преследовать. Официальная причина для разделения бизнеса должна быть убедительной в глазах налоговых инспекторов.

Например, компании в составе Группы могут продавать разные виды товаров. Или можно разграничить их деятельность по территориальному признаку. Вариантов много.

Но лишь в этом случае можно будет обосновать целесообразность наличия нескольких фирм на «упрощенке» в составе одной Группы компаний.

Правило безопасности № 4. Самостоятельность ведения деятельности каждого участника

Отсутствие самообеспечения – главная придирка налоговиков, наряду с взаимозависимостью. В глазах налоговиков каждая компания должна быть полностью самостоятельной. В чем же это выражается?

Налоговая должна увидеть, что каждый участник является самостоятельной бизнес-единицей, т. е. на балансе есть основные средства, он несет расходы и имеет расчетный счет и профильных специалистов в штате.

По нашему мнению, самостоятельность каждого юридического лица в части ведения бизнеса усиливает защиту в реальных судебных делах в рамках дробления и затрудняет реализацию субсидиарной ответственности.

Итак, придерживаясь вышеперечисленных принципов, дробление бизнеса может быть выгодным и удобным инструментом для законного снижения налогов. А в случае претензий со стороны ИФНС, всегда можно будет обосновать причины, по которым произошло разделение бизнес-процессов на разные фирмы, неналоговыми целями.

Если Вам требуется грамотно разделить бизнес, или Вы хотите навести порядок в нескольких открытых ООО, не дожидаясь налоговой проверки и доначислений – наши налоговые консультанты всегда готовы помочь.

Читать еще:  Как рассчитать земельный налог для ООО?

Надеемся быть Вам полезными!

Дробление бизнеса как способ налоговой оптимизации в 2019 году

Гражданское законодательство сохраняет за хозяйственными обществами полную свободу в определении собственной структуры. Компании могут регистрировать филиалы, создавать дочерние предприятия, проводить реорганизацию с выделением многочисленных фирм, сливаться или разделяться. Дробление интенсивно развивающегося бизнеса – естественный процесс. Усложнение коммерческих взаимосвязей считается признаком успеха. Другое дело, когда ООО прикрывает схемами попытки налоговой оптимизации.

Что такое дробление бизнеса

На законодательном уровне определение термину не дано. Специалистам приходится руководствоваться положениями главы 4 ГК РФ. Нормы признают за юридическими лицами право на различные структурные преобразования. Хозяйственные общества вправе:

  • регистрировать обособленные подразделения;
  • выделять из своего состава новые фирмы;
  • делиться на несколько самостоятельных компаний;
  • объединяться с другими предприятиями для реализации проектов;
  • приобретать доли (акции) коммерческих объединений.

Все эти методы остаются законными и используются добросовестными налогоплательщиками. Назначением таких схем становится эффективное использование капитала, повышение рентабельности и улучшение качества продукции.

Дробление бизнеса в целях налоговой оптимизации не имеет ничего общего с традиционной процедурой. Реализацию таких схем в ФНС РФ называют нарушением. Контролирующая служба борется с извлечением необоснованной налоговой выгоды. В помощь территориальным инспекциям составлены методические рекомендации. Многие инструкции не опубликованы в сети и относятся к документам служебного пользования. Открытым регламентом является письмо № СА-4-7/15895@ от 11.08.17. В нем выделены признаки незаконного дробления бизнеса:

  1. Формальность. Действующую организацию разбивают на несколько юридических лиц. Работники, руководители или учредители регистрируются в качестве предпринимателей. Однако фактически производственный цикл остается единым. Никакого обособления не происходит. Участники несут общие расходы, пользуются одним капиталом, инструментами.
  2. Снижение фискальной нагрузки. Поскольку крупный бизнес формально делится на более мелкие фирмы, появляется возможность использовать специальные режимы. Дробление позволяет извлечь максимальную выгоду от покупки патентов, применения ЕНВД и УСН. Имея внушительные обороты, компания уходит от оплаты НДС, налогов на прибыль и имущество. Маскировка проекта под малое предпринимательство дает возможность претендовать на многочисленные льготы, субсидии.
  3. Единство управления и согласованность действий. Фактическое руководство всеми структурными звеньями системы осуществляет один выгодоприобретатель. Нередко участники заключают заведомо невыгодные сделки. У зарегистрированных предпринимателей и ООО нет собственных интересов. Все их действия подчинены единой экономической цели – снижению фискальной нагрузки.
  4. Идентичность деятельности. Признаком дробления является и невозможность четкого разграничения направлений. Созданные сообщниками фирмы занимаются одним и тем же производством, оказывают одинаковые услуги, выполняют аналогичные работы.

Характерной чертой дробления бизнеса ФНС РФ считается также взаимозависимость участников схемы. В преступление вовлекают знакомых, родственников, сослуживцев. Косвенными свидетельствами становятся общие сайты, вывески, расположение организаций в одном офисе, формирование единых служб доставки, кадрового делопроизводства, юридического сопровождения. Все звенья цепи создаются одновременно. Разница в датах регистрации исчисляется днями или неделями.

Комплексный подход к оценке схем с ООО, ИП и АО закреплен судебной практикой. Дела о дроблении бизнеса рассматриваются государственными арбитражами на протяжении нескольких лет. Служители Фемиды настаивают на анализе всех обстоятельств и установлении истинной цели деления коммерческого проекта.

В помощь добросовестным коммерсантам налоговая служба разработала специальный сервис. Программа известна под названием «Проверь свой бизнес». Она дает комплексную информацию об организациях, помогает оценить риски сотрудничества. Проверка контрагента обеспечивает защиту от обвинений в соучастии.

Распространенные схемы дробления бизнеса

Несмотря на негативную окраску, оптимизаторы не спешат отказываться от своих методов. Механизмы модифицируют с учетом судебной практики и подходов налоговых органов. В некоторых случаях разделение ООО на две и более коммерческие структуры оказывается эффективным решением. Инспекциям не удается доказать извлечение необоснованной выгоды.

Тип схемы Краткое описание Примеры дробления бизнеса из судебной практики 2017–2019 гг.
Незаконные механизмы Наиболее рискованными являются схемы, описанные в методических материалах налоговой службы. Инспекторы хорошо с ними знакомы, а алгоритмы доказывания сформированы.

Так, к доначислениям приведут схемы с номинальным делением выручки, численности персонала, площади торговых помещений.

Подробное описание в письме № СА-4-7/15895@ от 11.08.17 нашли механизмы номинального разграничения деятельности. В качестве примера приведем дело А60-36784/2013. Акционерное общество производило и продавало молочные продукты. Объем выручки не позволял использовать специальные режимы. Пытаясь снизить налоговую нагрузку, оптимизаторы зарегистрировали несколько фирм. Все организации были выведены на УСН. Формально предприятия занимались розливом молока. Акционерное же общество считалось поставщиком сырья и торговым агентом. В суде было установлено отсутствие у компаний собственных специалистов. Персонал оформили во вновь созданные фирмы простым переводом. Кроме того, приемка молока осуществлялась в одном помещении. Суды сделали вывод об отсутствии деловой цели дробления бизнеса. В итоге обществу начислили налоги на имущество, прибыль и НДС. В праве применения УСН было отказано.
Рискованные комбинации Применение схем этой категории грозит длительными судебными разбирательствами. Суть механизмов не меняется. Оптимизаторы берут за основу традиционное дробление бизнеса, но тщательно маскируют признаки злоупотребления. Перед тем как оптимизировать налоги, выстраивают четкую систему взаимоотношений между ООО и контрагентами. Каждую операцию документируют, а финансовые потоки обособляют. Большое внимание уделяют первичной отчетности.

Избежать доначислений в случае выездной проверки не получается. Для переквалификации сделок инспекторам достаточно установления взаимозависимости сторон и мелких недочетов (противоречий в первичной отчетности, ошибочных формулировок в платежных поручениях, отсутствия приемочных актов и пр.). Однако отстоять свои позиции в государственных арбитражах вполне реально

Примером модернизированной схемы может служить дело № А19-18267/2018, рассмотренное 4ААС во второй половине февраля 2019 года.

Являясь единоличным учредителем ООО «Братская книга», гражданин зарегистрировал индивидуальное предпринимательство. Общество применяло УСН с объектом «доходы за вычетом расходов». Несколько лет коммерсант-учредитель продавал фирме печатную продукцию. Он являлся единственным поставщиком товара. Компания же занималась розничной реализацией.

Впоследствии налогообложение решили оптимизировать. Между предпринимателем и организацией заключили договор комиссии. Выручка от продажи печатной продукции перестала считаться доходом ООО «Братская книга». Под обложение попадало только комиссионное вознаграждение.

Налоговая инспекция проанализировала отношения и переквалифицировала договор. Выручку признали доходом общества. Поскольку обороты превысили установленный законом предел, право на применение УСН было утрачено. Компании начислили налог на имущество, добавленную стоимость и прибыль.

Отстаивать правоту фирме пришлось в двух инстанциях. Налогоплательщику потребовалось представить всю документацию по сделке, раскрыть структуру бизнеса. Организацией для налоговой тяжбы были составлены сотни документов, привлечены юристы. Служители Фемиды исследовали счета-фактуры, приемочные акты, текст договора. В результате решение было принято в пользу компании. Доказать формальный характер сделки инспекции не удалось. Однако считать спор завершенным нельзя. Вполне вероятно, что дефекты первичной отчетности станут причиной поражения налогоплательщика в кассации или надзоре

Легальные решения Ни одна из схем оптимизации фискальной нагрузки за счет дробления бизнеса не может считаться законной. Однако под определение налогового преступления не попадают классическая реорганизация, создание филиальной или представительской сети, учреждение дочерних компаний. Условием легальности механизмов является самостоятельная деловая цель. Дробление должно быть обусловлено потребностями производства, необходимостью освоения новых ниш рынка, стратификацией и т. д. Классическим примером законного дробления бизнеса стало дело А60-40529/2011. Хозяйственное общество «Металлургсервис» создало дочернее предприятие для организации общественного питания. Новую фирму вывели на специальный режим налогообложения – ЕНВД. Посетителями кафе являлись работники «Металлургсервис». Инспекция обвинила завод в уклонении от налогов. Суд контролеров не поддержал. В постановлении № 15570/12 коллегия ВАС РФ отметила самостоятельность деятельности каждого участника. После создания «дочки» материнская компания не занималась общественным питанием. Активы и капиталы были реально обособлены

Чем грозит незаконное дробление бизнеса

Реализация нелегальных и сомнительных схем может привести к краху коммерческого проекта. Стандартным сценарием становится начисление недоимок, пени и штрафов по итогам выездной проверки. Вышестоящие инстанции отклоняют административные жалобы, а дело передается на рассмотрение государственного арбитража. Если оспорить выводы инспекции не удается, задолженность приходится погашать в полном объеме. Неспособность выполнить обязательства приводит к банкротству.

Ярким примером такого развития событий является история ЗАО «Ныдинское». Руководство объединения не учло налоговые риски дробления бизнеса. Результатом неудачной оптимизации стал судебный процесс А81-1044/2016. Разбирательство завершилось поражением компании. Кассация Западно-Сибирского округа подтвердила действительность решения инспекции в основной части (постановление от 26.12.17). Погасить недоимку фирма не смогла. Впоследствии именно налоговая служба обратилась в арбитраж Ямало-Ненецкого автономного округа с заявлением о банкротстве организации (А81-10004/2018).

Ожидаемыми последствиями нарушения правил дробления бизнеса становятся и уголовные дела. Преследование по ст. 199 УК РФ грозит:

  • непосредственным руководителям организации;
  • главному бухгалтеру;
  • учредителям;
  • иным контролирующим компанию лицам.

Условием возбуждения дела становится уклонение от налогов (сборов) за 3-летний период на сумму 5 миллионов рублей. Доля недоимки должна составить ¼ от совокупных обязательств фирмы перед бюджетом или государственными фондами. Уголовное преследование грозит также в случае достижения общей задолженностью 15 миллионов в отечественной валюте.

Судебная практика по направлению представлена широко. Примером традиционного подхода служит приговор Заельцовского райсуда Новосибирска по делу 1-386/2015 от 15.10.15. Директора общества привлекли к уголовной ответственности именно за незаконное дробление бизнеса.

Если вина должностного или контролирующего лица в образовании налоговой недоимки подтвердится в суде, ответственность по долгам станет субсидиарной. Этот подход практикуется при банкротстве организаций. Его актуальность подтвердил ВС РФ постановлением № 53 от 21.12.17.

Заключение

Решаясь на дробление бизнеса, руководству ООО стоит четко обозначить деловую цель. Построение схемы должно сопровождаться реальным разделением активов, капиталов и коммерческих интересов. Участники не могут действовать в убыток себе. Основной их задачей должно оставаться извлечение прибыли по собственному направлению. Отношения между взаимозависимыми участниками подлежат документированию. К оформлению хозяйственных и финансовых операций стоит привлечь дипломированных юристов и бухгалтеров.

Искусственное дробление бизнеса или обоснованная реструктуризация организации?

Управляющий партнер Consul Group

специально для ГАРАНТ.РУ

Дробление бизнеса – тема не новая, так как огромное количество организационных структур используют любую возможность минимизации налоговых отчислений, иногда прибегая к созданию схем, не имеющих ничего общего с реальностью. Кто-то действует более изощренно, но все же недостаточно, чтобы быть незамеченным: с расширением практики пресечения случаев получения налогоплательщиками необоснованной налоговой выгоды налоговыми органами наработан бесценный опыт формирования доказательственной базы по направлениям определения действительной деловой цели тех или иных бизнес-решений. Именно вопрос направленности действий налогоплательщика при создании разрозненной корпоративной структуры становится ключевым в делах об искусственном дроблении бизнеса. И в случае если, отвечая на этот вопрос при анализе конкретного примера, налоговый орган приходит к выводу о том, что такая схема избрана лишь в целях снижения объема обязательств перед бюджетом, действия налогоплательщика квалифицируются как недобросовестные.

В 2019 году, по мнению многих, ФНС России, настроив работу по выявлению разрывов по НДС, переключила внимание на выявление потенциальных нарушений при применении способов “оптимизации налогов” за счет предусмотренных законом специальных режимов налогообложения. Самыми популярными выступают ЕНВД и УСН, которые нередко применялись в результате искусственного дробления бизнеса. Так это или нет, мы сможем объективно оценить не раньше 2020 года. Сейчас же мы можем только подводить итоги – какие сценарии выявляет ФНС России, а также анализировать действия налогоплательщиков, которые суд не признал действиями по искусственному дроблению бизнеса для целей минимизации налоговых отчислений.

Для повышения эффективности работы инспекторов налоговая служба обобщает и систематизирует подходы по выявлению формального дробления бизнеса, основанные на судебной практике. Так, например, в письме ФНС России от 11 августа 2017 г. № СА-4-7/15895@ выделены 17 ключевых признаков, которые помогают инспекторам обнаружить формальное деление бизнеса. Между тем этот перечень критериев не является исчерпывающим. Не будем акцентировать внимание на этих давно известных примерах, а обратимся к новым факторам, сформированным в результате развития проблемы искусственного дробления бизнеса в судебной практике, которые могут свидетельствовать о высоком налоговом риске при формальном дроблении бизнеса. К их числу можно отнести выявленную налоговым органом совокупность следующих обстоятельств:

  • дробление одного бизнеса (производственного процесса) происходит между несколькими лицами, применяющими специальные режимы налогообложения, в рамках которых специальный режим освобождает от исчисления и уплаты НДС, налога на прибыль организаций и налога на имущество организаций основным участником, осуществляющим реальную деятельность;
  • применение схемы дробления бизнеса оказало влияние на условия и экономические результаты деятельности всех участников группы, в том числе на их налоговые обязательства, которые уменьшились или практически не изменились при расширении совместной хозяйственной деятельности;
  • налогоплательщик, его участники, должностные лица или лица, осуществляющие фактическое управление деятельностью схемы, являются выгодоприобретателями от использования схемы дробления бизнеса;
  • участники схемы осуществляют аналогичный вид экономической деятельности;
  • создание участниками схемы в течение небольшого промежутка времени непосредственно перед расширением производственных мощностей и/или увеличением численности персонала;
  • несение расходов участниками группы друг за друга;
  • прямая или косвенная взаимозависимость (аффилированность) участников схемы дробления бизнеса (родственные отношения, участие в органах управления, служебная подконтрольность и т. п.);
  • формальное перераспределение между участниками схемы персонала без изменения их должностных обязанностей;
  • отсутствие у подконтрольных лиц, принадлежащих им основных и оборотных средств, кадровых ресурсов;
  • использование участниками схемы одних и тех же вывесок, обозначений, контактов, сайта в Интернете, адресов фактического местонахождения, помещений (офисов, складских и производственных баз и т. п.), банков, в которых открываются и обслуживаются расчетные счета, контрольно-кассовой техники, терминалов и т. п.;
  • единственным поставщиком или покупателем для одного участника схемы дробления бизнеса может являться другой ее участник, либо поставщики и покупатели у всех участников схемы являются общими;
  • фактическое управление деятельностью участников схемы одними лицами;
  • единые для участников схемы службы, осуществляющие: ведение бухгалтерского учета, кадрового делопроизводства, подбор персонала, поиск и работу с поставщиками и покупателями, юридическое сопровождение, логистику и т.д.;
  • представление интересов по взаимоотношениям с государственными органами и иными контрагентами (не входящими в схему дробления бизнеса) осуществляется одними и теми же лицами;
  • показатели деятельности, такие как численность персонала, занимаемая площадь и размер получаемого дохода, близки к предельным значениям, ограничивающим право на применение специальной системы налогообложения;
  • данные бухгалтерского учета налогоплательщика с учетом вновь созданных организаций могут указывать на снижение рентабельности производства и прибыли;
  • распределение между участниками схемы поставщиков и покупателей, исходя из применяемой ими системы налогообложения.

Конституционный Суд Российской Федерации отмечал, что Налоговый кодекс допускает возможность выбрать тот или иной метод учетной политики (применение налоговых льгот или отказ от них, применение специальных режимов и т. п.), однако учетная политика не должна использоваться для неправомерного сокращения налоговых поступлений в бюджет в результате злоупотребления налогоплательщиками своими правомочиями (Определение Конституционного Суда РФ от 4 июля 2017 г. № 1440-О). Данный посыл призван дополнительно акцентировать внимание на важности принципа деловой цели: если то или иное бизнес-решение не направлено на достижение самостоятельной бизнес-цели, а принимается лишь для снижения объема налогов, то такое решение признается неправомерным.

Перед тем как рассмотреть некоторые судебные дела по дроблению бизнеса, хотелось бы отметить одну позитивную новость. Окончательно сформировалась практика расчета суммы НДС. Так, ранее налоговый орган при выявлении факта неуплаты НДС в бюджет расчет суммы недоимки нередко производил путем расчета НДС дополнительно к доходам, отказывая в признании факта включения величины НДС в цену сделки, что приводило к увеличению суммы недоимки. Однако Верховный Суд Российской Федерации в своем Определении от 30 сентября 2019 г. № 307-ЭС19-8085 по делу № А05-13684/2017 высказал следующую позицию: “Выводы суда о правомерности определения налоговой базы по НДС с применением ставки 18% в дополнение к доходам предпринимателя от реализации, вместо выделения налога из полученной выручки с применением расчетной ставки 18/118, и правильности определения размера недоимки по НДС в оспариваемом решении инспекции не могут быть признаны обоснованными”.

Одной из основных ошибок налогоплательщиков при построении структуры через дробление бизнеса является “взаимозависимость налогоплательщиков”. Стоит отметить, что взаимозависимость налогоплательщиков сама по себе не является доказательством получения необоснованной налоговой выгоды. Однако если будет установлено, что такая взаимозависимость используется участниками сделки для осуществления согласованных действий, не обусловленных разумными экономическими и иными объективными причинами, имеет признаки не самостоятельного ведения предпринимательской деятельности, осуществление одним из участников “схемы” формальной экономической деятельности исключительно в целях обеспечить занижения доходов и получения необоснованной налоговой выгоды, то налоговый орган будет оценивать поведение и действия группы налогоплательщиков как единой бизнес-структуры. В таком случае вероятность наступления неблагоприятных для налогоплательщика соответствующих правовых и экономических последствий, включающих в себя отказ в применении льгот и преференций, предусмотренных специальными налоговыми режимами, крайне высока.

Так, в одном деле ИП против межрайонной инспекции ФНС России (дело № А05-13684/2017) налоговым органом было установлено занижение налогоплательщиком налоговой базы путем искусственного включения в цепочку хозяйственных операций и создания фиктивного документооборота с формально обособленными, но фактически подконтрольными ей хозяйствующими субъектами. Указанные действия, по мнению инспекции, были направлены исключительно на перевод части своих доходов (выручки) третьим лицам путем формальной передачи автозаправочной станции в аренду во избежание превышения предельного размера доходов, установленного для применения УСН.

В результате объединения доходов от деятельности группы аффилированных лиц (трех ИП) налоговым органом установлено превышение предельного размера доходов, допускаемого п. 4 ст. 346.13 НК РФ, уже в III квартале 2013 года, что привело к утрате предпринимателем с 1 июля 2013 г. права на применение УСН.

По результатам рассмотрения спора судом установлено, что фактически деятельность предпринимателя и его взаимозависимых лиц является деятельностью единого хозяйствующего субъекта, общий доход от которой превысил предельно допустимый размер для применения УСН, в связи с чем налогоплательщику было доначислено 4 591 762,93 руб. по НДС, 1 031 152 руб. по НДФЛ, а также 1 150 596,59 руб. пени и 642 174,40 руб. штрафа.

В другом примере (дело № А53-16343/2018) налогоплательщику удалось отстоять свою позицию и доказать экономическую обоснованность использовавшейся корпоративной структуры бизнес-модели в суде. Предметом спора стало решение о доначислении ООО 33 млн руб., в основу которого были положены выводы проверяющих о том, что директор ООО (отец) и ИП (дочь) являются аффилированными лицами, которые, распределяя расходы от реализации товаров, создали схему, прикрывающую фактическую деятельность одного субъекта – самого общества. В подтверждение заявленных доводов инспекция указывала на такие признаки формального дробления, как единые IP-адрес, бухгалтерская служба, контактный номер телефона; общие производственные ресурсы.

Суд не согласился с доводами налогового органа, указав на то, что общество и ИП занимались разными по характеру видами деятельности: общество – производством и оптовой поставкой мебели, а предприниматель – ее розничной продажей. При этом объемы поставки мебели обществом предпринимателю были подтверждены документально, а факты завышения цены продукции, которые могли бы указывать на недобросовестное поведение или намерение размыть налоговую базу, не нашли своего подтверждения в рамках проведенной проверки. При этом суд акцентировал внимание на том, что сам по себе факт открытия указанными лицами расчетных счетов в одном банке, родственные связи и применение ИП специального налогового режима (ЕНВД) не являются достаточными основаниями для признания операций между обществом и предпринимателем попыткой ухода от налогов.

Анализ судебной правоприменительной практики в 2019 году в целом свидетельствует о повышении внимания судов к деталям, характеризующим аспекты реальной экономической деятельности налогоплательщика, особенностям выстроенных бизнес-процессов. При этом оцениваются не только обстоятельства и условия, при которых сложилась та или иная корпоративная структура непосредственно у налогоплательщика, но и обычаи делового оборота, тенденции, складывающиеся в отрасли. Такой внимательный и детальный подход зачастую обеспечивает отмежевание процессов, построенных недобросовестными налогоплательщиками с единственной целью уклонения от уплаты налогов, от бизнес-структур, объективно требующих диверсификации направлений и их обособления. Однако нельзя не отметить, что такой подход, устанавливающий для налогоплательщика искусственные ограничения в вопросах выбора режима налогообложения из предоставленных законодателем вариантов, существенно сужает свободу действий налогоплательщика. Ввиду отсутствия прямых предписаний и запретов, закрепленных в нормативных правовых актах, с одной стороны, предоставляет неограниченную свободу усмотрения для органов государственной власти, а с другой стороны – исключает возможность защиты во внесудебном порядке в отсутствие установленных законом четко определенных, конкретных запретов и ограничений. Оценивать позитивно такой пробел в законодательстве, восполняемый пока исключительно на практике, сложно. Но в сложившихся условиях многочисленных злоупотреблений налогоплательщиками предоставленными им правами в массовом порядке, возможно, это единственный способ заставить бизнес-сообщество соблюдать правила игры. А достижение глобальной цели без локальных жертв дается не всегда. “Лес рубят – щепки летят”.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector